Назад к списку

Мусор исчезает в полночьНа подмосковных свалках можно хоронить только подм...

Мусор исчезает в полночь
На подмосковных свалках можно хоронить только подмосковный мусор – больше не влезет. Это следует из данных официальной территориальной схемы обращения с отходами Московской области. Но столичный мусор - а его минимум в полтора раза больше, чем областного – таинственным образом просачивается на территорию и самой Московской области, и даже сопредельных регионов. Активисты находят его в самых разных уголках Подмосковья: где-то в виде несанкционированных помоек, где-то – на полигонах временного складирования. Часто московский мусор по пути превращается в местный с помощью поддельных накладных. А иногда грузовики с отходами прорываются на полигоны, сметая блокаду активистов с помощью полиции. Почему мусор внезапно вышел из под контроля? “Активатика” постаралась разобраться в этом вопросе.

Мусор завернули в бумагу
Круговорот мусора в природе регламентируют три основных территориальных схемы обращения с отходами: московская за 2016 год, областная за 2016 год и проект изменений к ней за 2018 год. Московская область ежегодно создает 9 260 тысяч тонн отходов, из них - 3 835 тыс. тонн собственно твердых коммунальных отходов (ТКО), которые, как видим из терсхемы, почти полностью попадают на мусорные полигоны: там захоранивается 3 636 тысяч тонн ежегодно. Суммарная мощность предназначенных для этого полигонов Подмосковья – 3 786 тыс. тонн – выглядит, на первый взгляд, достаточной. Но есть одна проблема.
Москва, как это следует уже из столичной терсхемы, производит в общей сложности 22 335 тыс. тонн разнообразных отходов, из которых 6,5 млн. - собственно ТКО. Они тоже должны поступать на полигоны.
Но какие? Территориальная схема по обращению со столичными отходами на этот вопрос не отвечает. "Мусорные" мощности самой Москвы малы и не идут ни в какое сравнение даже с подмосковными. Согласно документу, мусор как будто растворяется в других субъектах федерации. «Активатика» попросила Министерство экологии Московской области прояснить ситуацию, но ответа не получила.
Кажется очевидным, что искать "пропавший" московский мусор надо прежде всего в ближайшем регионе - Подмосковье. Терсхема по обращению с отходами Московской области была принята еще в 2016 году, но подмосковное правительство время от времени вносит в него изменения.
Последние правки были сделаны совсем недавно – в марте 2018 года, в начале «мусорного бунта». Мы видим, что несмотря на огромное количество московского мусора - за последние пять лет в Подмосковье закрыли 24 полигона. Только за 2016 - 2017 гг. суммарная мощность подмосковных полигонов была урезана более чем на 1 млн тонн. мусора. Громкое закрытие мусорных предприятий стало неотъемлемой частью пиар-кампаний высокопоставленных чиновников, включая губернатора Подмосковья Андрея Воробьева и самого Владимира Путина.
Зато, например, волоколамская свалка «Ядрово», развернутая на месте небольшого рекультивированного советского полигона, стремительно растет: в 2016 году имела мощность в 200 тыс. тонн в год, а в 2018 году – уже 600 тыс. тонн.
Послали куда подальше?
В целом создается впечатление, что мусор просто увозят с глаз долой, а точнее - подальше от Кремля. Поближе к тихим подмосковным городкам, наподобие Волоколамска или Клина – кто-то уедет, кто-то смирится. Но чиновники просчитались: именно далекий Волоколамск с населением в 20 тыс. человек и стал в итоге колыбелью мусорной революции.

Полигон «Непейно» в Дмитровской области, по рассказам активистов, также принимает столичные грузовики с мусором. В 2004 году было решено, что «Непейно» принимает только местные отходы – до 65 тыс. тонн в год. Эту цифру мы видим и в схеме обращения с отходами за 2016 год. Но свалки легко прирастают мощностями на бумаге, и в 2018 году мощность «Непейно» составила уже 260 тыс. тонн. Цифровая эквилибристика – как и в случае с «Ядрово». И последствия схожие: переуплотненное «Непейно» загорелось из-за неудовлетворительного качества пересыпки слоев «мусорного пирога».

Похожая ситуация и по другим полигонам – мощности растут на глазах (то есть, на бумаге). Например, мощность свалки «Торбеево» в Люберецком районе в 2006 году составляла 250 тыс. тонн мусора в год, а в 2018 – уже 400 тыс. тонн. Посторонние отходы также принимают полигоны «Тимохово», «Храброво» и «Алексинский карьер» под Клином– последний полигон также стал на бумаге вдвое производительней. Немного «прибавило оборотов» и «Храброво».
Это - официальные цифры. Сколько завозилось в реальности - не знает, наверное, никто. Сейчас перед въездами на подмосковные полигоны дежурят активисты, проверяющие накладные у водителей грузовиков – чтобы не завезли «чужого». Но путевые листы подделываются, а иногда мусорщики зовут на помощь полицию и под ее защитой прорываются на полигон.8346a1afbcbf162991f41ee60a48ad31.jpg
источник фото
Между тем - в столице началась реновация, и хлама стало еще больше. Суммарный вес отходов от «стройки века» за 10-15 лет составит не менее 38,5 млн тонн, подсчитал эксперт Академии военных наук Владимир Прохватилов. То есть, каждый год от сноса хрущевок мы будем иметь 3 млн тонн строительного мусора. Общий объем столичных отходов, таким образом, вырастает до 25 млн тонн в год.

Московский мусор, ставший уже настоящим мемом, прет напролом во все образовавшиеся щели. В вечернее время, например, автор не раз наблюдал вереницу мусоровозов у въезда на закрытый полигон ТБО «Долгопрудный». Грузовики идут, признают чиновники, но в другое место: на станцию перегрузки полигона «Левобережный», который находится неподалеку и, судя по областной терсхеме, тоже закрыт.
Отходы не горят
Проблема выползла на федеральный уровень во время прямой линии Владимира Путина в 2017 году, когда было объявлено о закрытии гигантской свалки в Балашихе мощностью 600 тыс. тонн:
«Принято решение о строительстве мусороперерабатывающих заводов. На первом этапе их будет четыре, три из них — в Московской области. Кстати, это хорошие технологии. Японские. Строить заводы будет наша компания "Ростех". Надо сделать это как можно быстрее», - объявил "национальный лидер".
На самом деле речь идет не о переработке мусора, а о его сжигании в рамках проекта «Чистая страна» по строительству заводов термического обезвреживания. Но первые мусоросжигалки войдут в строй только в 2022 году, а пока везти московский мусор оказалось как бы и некуда: в подмосковном документе даже говорится, что плановая работа свалок напрямую зависит «от объема и состава отходов, поступающих на территорию Московской области из г. Москвы для термического обезвреживания» – на фоне полного отсутствия таких мощностей.
Про «безвредность» МСЗ поговорим отдельно, а сейчас вопрос: смогут ли они решить мусорную проблему? В меморандуме, подписанном в 2015 году госкорпорацией Ростех, Правительством Московской области и швейцарско-японской компанией Hitachi Zosen Inova AG о сотрудничестве говорится о строительстве 15 МСЗ по всей России - правда в русскоязычной версии их количество утаивается.
В Подмосковье корпорация намерена для начала возвести 4 предприятия. Их суммарная мощность – по 700 тыс. тонн каждый – составит 2,8 млн. тонн в год. Это при том, что количество «бесхозных» ТКО из Москвы в 2,3 раза больше, а общее количество московского мусора превышает плановую загрузку МСЗ в 8 раз. Мало того, из договора между строителями МСЗ и подмосковной администрацией узнаем, что в результате своей работы МСЗ получают на выходе твердые отходы (шлак) 4-го класса опасности – и это 30 процентов от массы сожженного ТКО. Если взять 30 процентов от 700 тыс. тонн, то получим 210 000 тонн отходов на каждый МСЗ, и что с ними делать ? Строить новые свалки? Ведь получается, что для работы каждого МСЗ нужен отдельный полигон по захоронению отходов.
Гостиницы для мусора
Поскольку на разрекламированные МСЗ надеяться особо не приходится - включается креатив. Один из вариантов пристроить «посторонний» мусор – открыть так называемую свалку временного хранения ТБО. Этот вариант, например, сейчас активно прорабатывается под Рузой. Власти определили два места временного размещения мусора: в карьерах напротив деревни Петрищево и на территории бывшего Сычевского ГОКа. Чиновники сообщают: по закону временные помойки имеют короткий жизненный цикл – 11 месяцев. А дальше – переброска мусора на полигон ТБО, с которым еще нужно заключить соглашение. Не получится заключить? Тогда мусор останется в «гостинице» навсегда.
.2ab489f25d49dd33a58d1aeda74e3205.jpg
источник фото
Временные хранилища строят под Шаховской (с этой целью там намерены разморозить закрытый полигон), около деревни Поцелуево Егорьевского района («запах пошел – как будто трупный яд», сообщают местные паблики) и в других местах, в том числе за пределами Московской области.
Отходы - на природу
Водители грузовиков все равно уезжают обратно пустыми, выкидывая мусор, куда придется, жалуются активисты.


Иногда стихийные помойки прячутся в оврагах или устьях рек, но чаще всего красуются на видных местах. В той же Рузе активистам удалось поймать одного водителя и заставить перекидать мусор обратно в машину. Но чаще всего вредителям удается скрыться, особенно если дело происходит в темное время суток.

Активисты рассказывают, что импровизированные помойки встречаются… даже на кладбищах, мимо которых – окольными путям, прячась от местных жителей, – едут КамАЗы. Также в лесной или степной глуши можно встретить уже полноценные незаконно действующие полигоны, где можно выгрузить любой мусор из любого города – и с дисконтом.
За границей нам помогут?
Отчаявшись найти приют для столичного мусора на территории области, операторы начали присматриваться к соседним областям. На слуху – Ярославский регион. Его власти в апреле 2018 года согласились временно принимать отходы из столицы – в обмен на "субсидию" в размере полумиллиарда рублей.

Мусорные автоколонны, возможно, потянутся из Москвы и в другие области: Владимирскую, Калужскую, Смоленскую, Тверскую. Также существует экзотический проект по переброске московского мусора в отдаленные малолюдные регионы по железной дороге – до 3 млн тонн в год. Но добираться до медвежьих уголков долго и дорого, а РЖД пока не готово предоставить подвижной состав для перевозки отбросов.

Кроме того, провинция может взбунтоваться – даже глухая. Два года назад, к примеру, Москва свозила отходы в крохотный Лихославль Тверской области. Но маленький полигон разросся до неприличных размеров и стал источником омерзительного запаха. В итоге местные жители вышли на митинг, а свалку по решению прокуратуры закрыли.
Все свалки в гости к нам
На вопрос, почему чиновники допустили мусорный коллапс в огромном регионе, участники отрасли отвечают по-разному.
С одной стороны, это выглядит как борьба за рынок. Например, лоббистам переброски московского мусора в другие регионы страны подмосковный кризис только на руку. C другой, это обыкновенный хаос. Мусорный вопрос застал чиновников врасплох, и им никто целенаправленно не занимается, особенно на межрегиональном уровне.
Что же касается губернатора Московской области Андрея Воробьева и его министра Александра Когана, то их положение не выглядит шатким: создается впечатление, что чиновников просто попросили «стать крайними» на некоторое время, чтобы потом, если что, вернуться во власть в новом обличье.
И, несомненно, мы видим перед собой своеобразный пиар мусоросжигательных заводов. Свалки периодически горят, а их состояние настолько ужасно, что некоторые уже готовы смириться со строительством МСЗ. Но многие из местных жителей – не только активистов – намерены стоять насмерть, чтобы не допустить расползания помоек по территории области, и уж тем более – строительства мусорных печей.. http://activatica.org/bl...