Назад к списку

Мусор в печи– это не топливо, а яд!

Мусор в печи– это не топливо, а яд!
29.06.2019
Автор: Виктория Копейкина
Мусоросжигательные заводы (МСЗ) не имеют будущего. Это уже признали в Европе. Европейский парламент принял решение о прекращении финансирования любых МСЗ в конце марта 2019 года.
Незадолго до этого была опубликована информация об одном из самых последних исследований, указывающих на опасность МСЗ. Канадские и датские ученые обнаружили, что новейшее предприятие по сжиганию бытовых и промышленных отходов в Голландии, с помпой запущенное в 2011 году, отравило окрестности диоксинами.
В частности, в 2015 году объем выбросов превосходил разрешенный для этого завода в 17 раз и был на 0,07 нг ТЭ/Нм³ выше установленного в Евросоюзе ПДК для заводов с разными технологиями — 0,17 нг ТЭ/Нм³. Ученые проверили яйца куриц, живущих недалеко от МСЗ и траву с близлежащих пастбищ. И выяснили, что, в частности, в 2014 и 2015 годах трава, которую жуют коровы, содержала почти в два раза больше диоксинов, чем допускается по «нормам» — 1,2 пг ТЭ/г при норме 0,75 пг ТЭ/г — и в целом этих ядов там оказалось в 2-4 раза больше, чем в траве и яйцах в удаленных от завода районах.
Почему МСЗ не бывают безопасными? Ученые уверены, что источником отравления травы и яиц стали именно выбросы завода. Почему такое высокотехнологичное предприятие все же проштрафилось? Оказывается, в моменты пусков и остановок завода выбросы вредных веществ, в том числе диоксинов, в разы превышают то, что происходит во время текущей работы. Именно долгосрочный анализ позволил выявить проблему, тогда как государственные нормативы требуют проводить один 12-часовой непрерывный отбор проб в год!
По словам экспертов, при пуске любого мусоросжигательного завода, он несколько часов выбрасывает в воздух яды, прежде чем состав дымовых газов удается стабилизировать, (хотя и тогда он не становится полностью безопасным). А сколько таких пусков или остановок происходит в год? Точно не скажет никто.
В Московской области (Ногинский, Воскресенский, Солнечногорский и Нара-Фоминский районы) и Татарстане появятся пять новых мощных МСЗ. Они будут сжигать разнородный мусор, состав которого будет к тому же меняться в зависимости от времени года и точек сбора. А всего по России планируется построить более двухсот таких заводов.
Технологии, по которым будут работать российские мусорные печи, не идентичны голландским. Они будут сжигать практически не сортированный мусор (а не «хвосты», как в Голландии) на колосниковых решетках. А все выбросы будут проходить три стадии очистки вместо пяти, как это практикуется на более-менее похожих заводах в Европе.
Российские специалисты посчитали, что даже при годовом количестве диоксинов 0,36 грамма и российской норме 5 нг/кг для шлейфа площадью 16х5 км норматив по содержанию диоксинов в земле будет исчерпан через 12 лет, а значит, земля будет отравлена еще за 13 лет до окончания эксплуатации завода, который составляет 25 лет.
Важен состав мусора! В России нет такой сортировки мусора, как в наиболее развитых европейских странах. Ее практически совсем нет. Для примера – в Германии, по данным движения Экологика, сортируется и перерабатывается около 70% отходов, остальное отправляется на полигоны или МСЗ. В России, по разным данным, перерабатывается 6-10 процентов бытовых отходов, и лишь в некоторых регионах. Как сообщают активисты и независимые эксперты, данных о том, как будут сортироваться отходы, какой процент будет отбираться как вторсырье и что именно будет сжигаться в документах по новым заводам нет.
Страны ЕС постоянно стремятся к увеличению объемов переработки, чтобы сжигать как можно меньше. По данным исследований, именно сжигание смешанного мусора приводит к заражению почвы, воды и воздуха наиболее опасными для здоровья людей канцерогенными химикатами. Считается, что вредные выбросы таких заводов могут распространяться на расстояние более 20 км, но их наибольшая концентрация наблюдается в 1 км от трубы завода, опасно жить и на расстоянии до 5 км от него.
Наш мусор, прежде чем попасть на завод, будет преодолевать десятки километров и «портиться», а заводы придется регулярно перезапускать. В этой ситуации, по мнению независимых специалистов, отбор проб на диоксины у планируемых заводов два раза в год – это катастрофа.
Как считает Валерий Сосновцев, кандидат физико-математических наук, доцент НИЯУ МИФИ, один из авторов независимой экспертизы подмосковных МСЗ, опубликованной совсем недавно, о полученных загрязнениях от заводов мы узнаем только «задним числом», так как измерять их будут всего два раза в год, как это следует из проектной документации.
Кроме того, чтобы измерять такие выбросы, нужно серьёзное оборудование. Это лаборатория размером около 30 квадратных метров с очень дорогими приборами. А таких лабораторий в России почти нет – их можно пересчитать по пальцам одной руки. Кроме того, в лучшем случае результаты анализа можно получить через сутки, когда все загрязнения уже распространились.
Опасность диоксинов официально признали во всем мире. Они высоко токсичны и могут вызывать проблемы в области репродуктивного здоровья и развития, поражения иммунной системы, гормональные нарушения и раковые заболевания. Об этом заявила Всемирная организация здравоохранения в 2015 году. В качестве одной из мер чиновники от международного здравоохранения предлагают выбирать менее жирные молочные продукты и мясо, так как известно, что в наибольших количествах диоксины накапливаются именно в жировых тканях животных и людей, а также — в липидах растений.
МСЗ в Москве уже отравил землю
В Москве, в районе Некрасовка, на границе с подмосковными Балашихой и Люберцами, с 2003 года работает известный МСЗ-4. Местные жители регулярно жалуются на резкие запахи, наблюдают непонятный розовый дым из труб завода. Они уже инициировали судебный процесс, требуя закрыть объект, который отравляет им жизнь.
В 2018 года на народные деньги по заказу инициативной группы «Стопвыброс» в одной из лучших диоскиновой лаборатории страны, в Институте проблем эволюции и экологии РАН им. А.Н. Северцова был проведен первый в России независимый анализ выбросов от МСЗ. Его результаты показали, что земли в районе Некрасовка нельзя использовать для выращивания растений и животноводства, так как максимальный предел загрязнения диоксинами сельскохозяйственных земель — всего 5 нг/кг, это в пять раз меньше обнаруженного в анализе. Однако на расстоянии от 800 и до 3700 метров от точки забора пробы находятся садоводческие товарищества «Зенино», «Зелёная зона», деревня Фенино, где выращиваются овощи и фрукты, занимаются животноводством. Получается, съедая выращенную на огороде морковь или куриные яйца, люди, сами того не зная, серьёзно подрывают своё здоровье.
В других, более дальних точках отбора загрязнение диоксинами почвы составило около 5 нг/кг, то есть максимум ПДК. По словам авторитетных независимых ученых, в частности Игоря Мазурина, доктора технических наук, профессор, ведущего инженера кафедры теоретических основ теплотехники НИУ «МЭИ», все нормы по диоксинам были введены от бессилия, так как любая их доза опасна. С появлением новых МСЗ загрязнение этими ядами наших земель будет быстро расти.
Стоит ли запускать адову машину мусоросжигания, если другие страны начали отказываться от этой технологии и признали ее опасность, сейчас должны решать мы с вами, но нам этого сделать не дают. Ни одной общественной организации до сих пор не удалось получить от застройщика проектную документацию для независимой экспертизы, даже по суду. Значит, мусорным королям есть, что скрывать. Значит, они прекрасно понимают, чем обернется для них независимая экспертиза всех объектов.
Как же быть? Об альтернативах МСЗ читайте в другой статье выпуска.
Статья подготовлена с использованием материалов движения «Экологика» https://ecologicaonline.... и сайта телеканала «Царьград» http://www.tsargrad.tv.
https://msk.kprf.ru/2019...