Назад к списку

Плоды оптимизации: смертность в России поднялась до уровня национального бедствия

Плоды оптимизации: смертность в России поднялась до уровня национального бедствия
Работа здравоохранения. Реформы

Скрывать рост смертности в России стало невозможно. Это признали в правительстве. «Россия катастрофически теряет население», - заявила вице-премьер РФ Татьяна Голикова. Она пояснила, что многие регионы сознательно снижали показатели смертности от онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний, а также внешних причин смертности - таких, как ДТП.
"В погоне за качественными показателями очень многие регионы страны показывали лучшую статистику", - признала Голикова. Но в какой-то момент занижение стало невозможным, потому что критически стали расти группы заболеваний. Например, Воронежская область демонстрировала показатель повышения смертности от онкологии… за четыре месяца 2019 г. на 20%. Ивановская область демонстрировала нам увеличение за четыре месяца 2019 г. количества смертей от сердечно-сосудистых заболеваний на 35,9%", - сообщила вице-премьер.
«В ближайшее время смертность в России останется на высоком уровне». Эти слова произнесла министр здравоохранения Вероника Скворцова на одном из правительственных совещаний с участием президента. Министр как в воду глядела.
«Среди регионов, смертность в которых выше средней по стране, лидерами по росту этого показателя стали Магаданская область – там смертность увеличилась на 10,4%, Севастополь (8,4%), Хабаровский край (6,8%), Еврейская АО (6,8%), Амурская область (5,6%), Республика Адыгея (5,5%)», - рассказал руководитель Фонда «Здоровье» Эдуард Гаврилов.
По данным вице-премьера Голиковой, наибольший показатель естественной убыли населения в Тульской области. Наиболее частой причиной смертей туляков названы онкологические заболевания и проблемы сердечно-сосудистой системы.
«Есть основания предполагать, что данные по уровню смертности официальная статистика все же занижает. На самом деле ситуация на Востоке страны очень тяжелая. Все началось с оптимизации. Сейчас мы дошли до того, что на 10 тысяч человек населения – всего одна "Скорая помощь». Как люди выживают в таких условиях, понять трудно" - рассказала «НИ» руководитель профсоюза «Альянс врачей» Анастасия Васильева.
В Минздраве долгое время выдвигали свои причины роста смертности россиян. Там уверяли, что этот печальный факт связан «со вспышками гриппа и общим старением населения». У министра здравоохранения Вероники Скворцовой была еще одна версия. В начале февраля 2019 года глава Минздрава заявила , что большая часть смертей мужчин в России так или иначе связана с употреблением алкогольных напитков :" 70% — это алкоголь … причем не только острая, но и накопительная алкогольная смертность — циррозы, язвенная болезнь желудка и все осложнения", — уверяла министр.
Однако, по данным Росстата за 2017 год, одной из основных причин смертности мужчин в России были признаны проблемы не с алкоголем, а с кровообращением. Из-за инфарктов и инсультов ушли из жизни 102 тыс. россиян в возрасте от 16 до 59 лет. Вообще, по данным Росстата, россияне чаще всего умирают от болезней системы кровообращения. На втором месте – онкологические заболевания, на третьем – внешние причины : несчастные случаи, нападения, суициды, ДТП и так далее.
Как тут не вспомнить слова президента Путина, который в своем Указе от 7 мая 2018 года поручил правительствусреди первоочередных мер «обеспечение устойчивого естественного роста численности населения Российской Федерации; повышение ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет (к 2030 году - до 80 лет». Прошло больше года, и мы имеем совершенно противоположный результат.
Самое страшное знаете что? Начали умирать молодые. По статистике Минздрава, в России зафиксирован всплеск роста смертности среди трудоспособного населения в возрасте от 35 до 44 лет. Чего греха таить - районные поликлиники ориентированы в основном на людей пост-пенсионного возраста. Будет ли работающий человек или родители малолетних детей просиживать в очередях часами в ожидании, пока бабушки выпишут себе заветное бесплатное лекарство? Сомневаюсь. Частная же медицина доступна далеко не каждому.
Возникает естественный вопрос: где пресловутая, столь распиаренная диспансеризация? Да и чего от неё можно ждать, если по новым нормативам на осмотр пациента участковый педиатр и терапевт должны тратить не более 10 минут, а врач общей практики – 12 минут? Можно ли за это время заподозрить и выявить, например, ишемическую болезнь сердца, опухоль, туберкулёз?
«Многие хронические заболевания, к сожалению, обнаруживают уже на поздней стадии, когда помочь человеку может только высокотехнологичная помощь, которая не везде и не всем доступна», - рассказывает эксперт «Лиги защиты пациентов» Марина Зубкова. – В регионах ситуация вообще удручающая. Моя мама сломала шейку бедра. В Московской городской больнице ей быстро поставили диагноз, прооперировали и отправили на реабилитацию. У моей подруги из Кемерово мама тоже недавно сломала шейку бедра. К сожалению, она скончалась: операцию сделали не вовремя, отвезли не в ту больницу, упустили время. Достойной медицинской помощи в регионах и тем более в деревнях практически нет».
Согласно данным фонда «Здоровье», уровень смертности в сельской местности на 13% выше, чем в городах. «Дети умирают без «Скорой помощи». А в селе Мошенское Новгородской области вообще закрыли отделение «Скорой помощи». Объяснили это тем, что снизилось количество населения. Зачастую врач просто не может доехать до больного: дороги ужасные, таксисты берут за доставку врача не меньше 3-х тысяч рублей. Недавно в Новгородской области беседовала с женщиной, она со слезами мне рассказывала, что ее внука с температурой 40 врачи «лечили» советами по телефону: доехать до их населенного пункта медики не могли. Вся приличная медицинская помощь концентрируется в городах-миллионниках», - рассказывает Анастасия Васильева.
Оптимизация больно ударила по российской медицине. Но данные о сокращении числа больниц и койко-мест, а также о дефиците врачей сегодня найти невозможно. Официальная статистика об этом умалчивает. Последние открытые данные датированы 2015 годом. Уже тогда, по данным аудита системы здравоохранения, в результате реформ было ликвидировано 33,8 тыс. койко-мест; дефицит врачей составил 55,2 тыс.; число умерших на дому возросло в 14 регионах; более 17,5 тыс. населённых пунктов остались вообще без медицинской помощи.
По последним данным, которые предоставил «НИ» профсоюз «Альянс врачей», с 2002-го по 2017-й год в России было сокращено 5 тысяч больниц, число поликлиник сократилось на тысячу. О масштабах идущей сейчас оптимизации можно только догадываться.
Схема закрытия медучреждений проста. О ней «НИ» рассказала заведующая одного из районных филиалов «головной поликлиники» Москвы. Первый шаг – сокращение медперсонала, затем – зарплат. Это приводит к уменьшению пациентов и оттоку врачей. После этого чиновники от медицины обосновывают «неэффективность» данного медучреждения. В отношении стационаров примерно те же правила. Часть городских больниц по указанию «сверху» просто начинают игнорировать - в них не рекомендуют возить пациентов даже на «Скорых». В результате медучреждения попадают в число «нерациональных». А раз мало пациентов – можно оптимизировать.
Часто нерентабельными оказываются больницы, находящиеся в центре, на дорогой земле. Таким образом закрыли гастроэнтерологическое отделение в Петербургском педиатрическом университете, в котором лечились тяжелобольные дети со всей России. Очередь туда занимали на год вперед !
Во всей этой истории с оптимизацией больше всего поражает одно. Это маниакальное желание правительства проводить реформы в здравоохранении и дальше, несмотря на их очевидный провал, на рост смертности. «Государство пытается переложить все проблемы на граждан. Уровень управления здравоохранением из федерального центра очень низкий. Какая-то часть из бюджета регионам поступает, но это не покрывает все затраты на здравоохранение. Равноправия и равномерности в качестве и доступности медицинской помощи в регионах нет. Федеральный центр реально ничем не занимается, нет никакого планирования ни в обеспечении лекарствами, ни в количестве медучреждений и врачей. Недавно в Госдуме прошли парламентские слушания по поводу стандартов оказания медицинской помощи. Звоню в один из регионов, спрашиваю, как там выполняются эти стандарты. А мне в ответ: «А мы их вообще не выполняем», - рассказал "НИ" президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский.
Как известно, 2018 г. был заключительным по выполнению майских указов Президента от 2012 г. «Справиться с поставленными задачами в полной мере не удалось, считает первый заместитель ЦК профсоюза работников здравоохранения РФ Геннадий Щербаков. В результате стремления Правительства РФ любым путем отчитаться о достижении итоговых показателей, понятие «средней заработной платы» заменили понятием «трудовой доход». В расчет включаются все дополнительные виды работ как врачей, так и медсестер. Но даже эти манипуляции со статистикой не позволили обеспечить достижение целевых показателей».
Знакомый хирург рассказывает: «Нам говорят, что врачи получают огромные зарплаты. Но никто не знает, за счет чего это происходит. Идет тотальное сокращение медицинского персонала, в результате люди работают по 12 часов и больше, на полторы-две ставки. Представьте фельдшера откуда-нибудь из деревни со ставкой 8 тыс. рублей. Он отрабатывает свою ставку, потом идёт на ночное дежурство, а потом с утра снова идёт на ставку. О каком качестве лечения тут можно говорить?»
«Сейчас чиновники заняты так называемой интенсификацией: это увеличение нагрузки на медучреждение. При этом дефицит врачей – чудовищный, зарплаты у врачей – мизерные. Недавно была в Кинешме – там у заслуженного врача России, известного на весь город специалиста, оклад 22 тыс. рублей. Рядовой врач зарабатывает 20 тысяч, у медсестер оклад не больше 15-и тысяч. Люди умирают без медицинской помощи, а тем временем в той же Кинешме закрывают хирургию в педиатрическом отделении. Говорят: «У нас есть определенные стандарты, такое отделение положено на определенное количество детей, а детей нет». Мы все платим налог на ОМС вне зависимости от того, болеем или нет. Куда идут эти деньги? Они чудесным образом «зависают» в страховых компаниях. Чтобы выпросить финансирование, медики вынуждены заниматься приписками. Больницам не хватает средств на лекарства, на аппаратуру – пытаются экономить на врачах: убирают надбавки за стаж, врачей переводят в санитарки. В регионах многие медики вынуждены идти на превышение графика ради зарплаты. Кому от этого лучше? Я считаю, что это машина геноцида нашего народа», - резюмирует Анастасия Васильева.
Сокращение больниц приводит к тому, что сегодня практически невозможно получить экстренную медицинскую помощь. Всего один свежий пример из Московской области, его привели пользователи Фэйсбука, и он мгновенно разошелся по интернет-ресурсам:
« Из приказа Министерства здравоохранения Московской области № 581 от 10.06.2019 г. В нём таблица-схема маршрутизации потоков хирургических пациентов при оказании экстренной медпомощи. Теперь Лотошинский и Шаховской районы прикрепили к Волоколамской ЦРБ. Именно туда будет производиться маршрутизация потоков пациентов по профилю “хирургия” при оказании экстренной медицинской помощи. Проблемы в том, что: штат Волоколамской больницы не рассчитан на межрайонную работу; экстренную помощь в Лотошино сократили с 10 января 2019 года … А вот чиновники в администрации ЦРБ остались в прежнем количестве».
Вот вам и загадка: как оказать экстренную медицинскую помощь там, где нет ни отделения экстренной помощи, ни специалистов, способных оказать такую помощь?
Политика в сфере здравоохранения на глазах негласно переходит из социальной сферы в экономическую. То есть, проще говоря, происходит сокращение бесплатных медицинских услуг до минимума. Действительно, из ОМС периодически загадочным образом исчезают различные обследования. Так, эндоскопическое обследование в детских медучреждениях перевели в разряд платных. Теперь узнать, например, есть ли у ребенка аденоиды и нуждается ли он в их удалении, можно только за деньги. Логопед тоже только за деньги. Дефект речи у ребенка? Плати!
Сегодня можно констатировать одно: доля расходов на здравоохранение в российском ВВП снижается . «Вместо рекомендуемых ВОЗ 7% ВВП, в России на здравоохранение уходит 3,6% ВВП. Бюджетные деньги уходят на футбол, на Сирию – куда угодно, только не на развитие доступной медицинской помощи. Я много езжу по регионам и хочу сказать: там люди уже «закипают»,терпению пришел конец"- заявила «НИ» руководитель профсоюза «Альянс врачей Анастасия Васильева.
На фоне этой печальной картины продолжает расти объем платных медицинских услуг. И это, похоже, - часть государственной политики. Как известно, президент России Владимир Путин еще в декабре 2017 г. подписал указ «Об основных направлениях государственной политики по развитию конкуренции». Вслед за этим правительство утвердило разработанный ФАС план развития конкуренции в здравоохранении. В результате, к 2022 году минимальная доля рынка частных клиник должна достичь 10%.
К чему это приведет, догадаться не трудно. Во-первых, к росту затрат населения, хотя оно и так уже тратит на лекарства вдвое больше, чем Фонд ОМС и бюджет вместе взятые. При этом до 70% российских граждан в той или иной степени неплатежеспособны. А это значит, что доступность медпомощи с каждым годом будет снижаться. Специалисты отмечают : если власти продолжат закрывать больницы такими темпами, к 2021–2022 годам количество медучреждений в стране достигнет 3-х тысяч, то есть уровня Российской империи в 1913 году.
И не помогут исправить ситуацию ни телемедицина, ни «первичный бесплатный прием» в частной клинике.
Ирина Мишина
Ссылка на оригинал: https://newizv.ru/news/s...