Назад к списку

«Смерть — это вариант» Сами авторы письма отреагировали на чиновничьи отпис...

«Смерть — это вариант»
Сами авторы письма отреагировали на чиновничьи отписки одновременно и эмоционально, и рационально. С одной стороны, издевательское и наплевательское отношение российских властей к больным детям очевидно. С другой — а к кому еще взыв
ать о помощи?
«Минздрав, не желая вникать в ситуацию с лекарственным импортозамещением в детской онкологии, демонстрирует готовность идти по детским трупам ради интересов отечественных фармкомпаний, — говорит Наталья Первушева, мама 17-летней Марии с медуллобластомой, одна из авторов письма президенту, инициатор создания российской Ассоциации родителей детей с онкологическими заболеваниями. — Сколько детских смертей, рецидивов онкозаболеваний, сколько и какой тяжести побочек нужно нашим чиновникам, чтобы они признали необходимость применения оригинальных препаратов? И как они спят, приняв решение о беспрецедентно жестоком медицинском эксперименте на детях своей страны? А может, нам уже пора писать не Путину, правительству и минздраву, а прямо в ВОЗ? О том, что у нас тут в России — гуманитарная катастрофа! А главное — чиновничье лицемерие:
поддержка государства, материнский капитал, то да се, рожайте, бабоньки, но, если что, мы лечить никого не будем».
«Однажды Мюрат объяснял Наполеону причины, по которым проиграл сражение. Он сказал: «Есть 40 причин, во-первых, не было пушек…» Наполеон прервал маршала: «Больше причин не надо». То же самое с лекарствами в детской онкологии, — говорит подписавшая письмо Татьяна Мухлаева, мама 15-летней Оксаны с редкой опасной опухолью головного мозга. — В России, в русле государственной политики, пропадают оригинальные проверенные клиническими испытаниями лекарства для лечения онкологически больных детей. Нам, родителям, кажется, что после этого все остальные задачи государства не важны. По-моему, если бы чиновники Минздрава представили себя родителями онкобольных детей, нужные лекарства бы не исчезли. Я хочу их попросить. Представьте, что вам говорят: «Ваш ребенок серьезно болен». Вы чувствуете, будто вас бьют в живот, и бродите по коридорам больниц целыми днями, будто ваша жизнь зависла на паузе и вы не в состоянии понять, что происходит. Представьте себе, как подписываете форму медицинского согласия,
зная, что смерть вашего ребенка — это вариант. https://novayagazeta.ru/...